ШБ 6.1.27

са эва вартамно ’джо
мтйу-кла упастхите
мати чакра танайе
бле нрйахвайе
Пословный перевод: 
са — он (Аджамила); эвам — так; вартамна — существующий; аджа — глупый; мтйу-кле — когда смертный час; упастхите — настал; матим чакра — сосредоточил ум; танайе — на сыне; бле — ребенке; нрйаа-хвайе — которого звали Нараяна.
Перевод: 
Когда настал смертный час, невежественный Аджамила думал только о сыне Нараяне.
Комментарий: 

Во Второй песни «Шримад-Бхагаватам» (1.6) Шукадева Госвами говорит:

этвн скхйа-йогбхй
сва-дхарма-паринишхай
джанма-лбха пара пусм
анте нрйаа-смти

«Высшее совершенство человеческой жизни, которого можно достичь, либо познав природу материи и духа, либо овладев мистическими силами, либо безупречно исполняя предписанные шастрами обязанности, состоит в том, чтобы в конце жизни вспомнить Верховную Личность Бога». Осознанно или неосознанно, умирающий Аджамила произнес имя Нараяны и, поскольку ум его был сосредоточен на святом имени (анте нрйаа-смти), достиг совершенства.

Кроме того, Аджамила был сыном брахмана и в юности, судя по всему, поклонялся Нараяне, потому что в каждом брахманском доме поклоняются нараяна-шиле. Этот обычай сохранился в Индии и по сей день: нараяна-сева, поклонение Нараяне, — неотъемлемая часть быта истинного брахмана. Поэтому, когда грешный Аджамила, взывая к сыну, произносил святое имя Нараяны, он вспомнил того Нараяну, которому преданно поклонялся в юности.

Шрила Шридхара Свами пишет по этому поводу: этач ча тад- упалланди-рӣ-нрйаа-намоччраа-мхтмйена тад-бхактир эвбхӯд ити сиддхнтопайогитвенпи драшавйам — «Согласно бхакти-сиддханте, когда Аджамила произносил имя сына, Нараяны, он, сам того не ведая, возвысился до бхакти». А вот мнение Шрилы Вирарагхавы Ачарьи: эва вартамна са двиджа мтйу- кле упастхите сатйаджо нрйакхйе путра эва мати чакра матим сактм акарод итй артха — «Хотя этот брахман взывал со смертного одра к сыну, ум его при этом был поглощен святым именем Нараяны». С этим соглашается и Шрила Виджаядхваджа Тиртха:


мтйу-кле деха-вийога-лакшаа-кле мтйо сарва-доша-ппа- харасйа харер ануграхт кле датта-джна-лакшае упастхите хди праките танайе пӯра-джне бле пача-варша-калпе прдеа-мтре нрйахвайе мӯрти-виеше мати смараа-самартха читта чакра бхактйсмарад итй артха.

«Момент смерти — это время, когда душа покидает тело. В этот момент Сам Господь Хари, дарующий спасение от всех страданий и грехов, представ перед Аджамилой, милостиво озарил его сердце светом знания. Все помыслы Аджамилы в это время были устремлены к сыну, пятилетнему мальчику по имени Нараяна, и вдруг на какой-то миг Аджамила с любовью и преданностью вспомнил Господа Нараяну. В этом смысл данного стиха».

Так или иначе, перед смертью Аджамила вспомнил Нараяну (анте нрйаа-смти).