ШБ 9.9.44

на блйе ’пи матир махйам
адхарме рамате квачит
нпайам уттамалокд
анйат кичана ваств ахам
Пословный перевод: 
на — не; блйе — в детстве; апи — даже; мати — влечение; махйам — для меня; адхарме — к безбожию; рамате — наслаждается; квачит — когда-либо; на — не; апайам — видел; уттамалокт — кроме Личности Бога; анйат — иную; кичана — какую-либо; васту — сущность; ахам — я.
Перевод: 
Никогда, даже в детстве, меня не привлекали ничтожные мирские удовольствия и греховная жизнь. И не было для меня ничего важнее Верховной Личности Бога.
Комментарий: 

Махараджа Кхатванга являет собой типичный пример человека, обладающего сознанием Кришны. Для такого человека нет ничего более важного, чем Верховный Господь. Весь окружающий мир он видит связанным с Верховным Господом. В «Чайтанья-чаритамрите» (Мадхья, 8.274) утверждается:

стхвара-джагама декхе, н декхе тра мӯрти
сарватра хайа ниджа иша-дева-спхӯрти

«Маха-бхагавата, возвышенный преданный, взирая на все движущееся и неподвижное, видит не тела: он повсюду видит проявления Самого Верховного Господа». Хотя преданный находится в материальном мире, он не связан с ним. Нирбандха кша-самбандхе. Он сознает связь материального мира с Верховной Личностью Бога. Преданный может зарабатывать деньги, но эти деньги он использует для распространения сознания Кришны, отдавая их на строительство больших храмов и поклонение Верховной Личности Бога. Отсюда следует, что Махараджа Кхатванга никогда не был материалистом. Материалист всегда привязан к жене, детям, дому, собственности, ко всему, что приносит удовольствие чувствам, но, как уже говорилось, Махараджа Кхатванга не был привязан ко всему этому. О чем бы он ни думал, он все видел в связи с Верховным Господом и служением Ему. Ӣвсйам ида сарвам: все связано с Верховной Личностью Бога. Конечно, обычный человек не способен осознать это, но, если он посвятит себя преданному служению, как оно описано в «Нектаре преданности», то постепенно разовьет в себе такое понимание и обретет совершенное видение мира. Человек, обладающий сознанием Кришны, утрачивает вкус ко всему, что не связано с Кришной.