ШБ 1.19: Появление Шукадевы Госвами

ШБ 1.19.1 Шри Сута Госвами сказал: Возвращаясь домой, царь [Махараджа Парикшит] чувствовал, что его поступок по отношению к безупречному и могущественному брахману был отвратительным и варварским. Поэтому он был очень опечален.
ШБ 1.19.2 [Царь Парикшит думал:] Я пренебрег указаниями Верховного Господа и потому, несомненно, должен ожидать, что в ближайшем будущем на меня обрушится беда. Теперь я хочу одного — чтобы эта беда пришла немедленно, так как тогда я освобожусь от греха и не совершу подобного оскорбления вновь.
ШБ 1.19.3 Я невежествен и греховен из-за того, что пренебрегаю брахманической культурой, сознанием Бога и не защищаю коров. Так пусть же мое царство, силу и богатство немедленно испепелит огонь гнева брахмана, чтобы в будущем я не поддавался таким недобрым порывам.
ШБ 1.19.4 Пока он так раскаивался, до него дошло известие о том, что по проклятию сына мудреца он должен умереть от укуса летучего змея. Царь воспринял это как добрую весть, потому что это могло помочь ему обрести безразличие ко всему мирскому.
ШБ 1.19.5 Махараджа Парикшит сел, приняв удобную позу, на берегу Ганги, чтобы сосредоточить свой ум на сознании Кришны, отказавшись от других методов самоосознания, поскольку трансцендентное любовное служение Кришне — высочайшее достижение, превосходящее все прочие методы.
ШБ 1.19.6 Эта река [Ганга, у которой постился царь] несет самые благодатные воды, которые смешаны с пылью с лотосных стоп Господа и листьями туласи. Потому эти воды изнутри и снаружи освящают все три мира и даже Господа Шиву и других полубогов. Следовательно, каждый, кому суждено умереть, должен найти прибежище у этой реки.
ШБ 1.19.7 Итак, царь, достойный потомок Пандавов, решился раз и навсегда обосноваться на берегу Ганги, чтобы поститься до самой смерти и предаться лотосным стопам Господа Кришны, который один способен даровать освобождение. Так, освободившись от всевозможных связей и привязанностей, он дал обеты мудреца.
ШБ 1.19.8 В это время все великие умы и мыслители в сопровождении своих учеников, а также мудрецы, которые одним своим присутствием могли освятить место паломничества, явились туда под предлогом совершения паломничества.
ШБ 1.19.9-10 С разных концов вселенной явились такие великие мудрецы, как Атри, Чьявана, Шарадван, Ариштанеми, Бхригу, Васиштха, Парашара, Вишвамитра, Ангира, Парашурама, Утатхья, Индрапрамада, Идхмаваху, Медхатитхи, Девала, Арштишена, Бхарадваджа, Гаутама, Пиппалада, Майтрея, Аурва, Каваша, Кумбхайони, Двайпаяна и великий Нарада.
ШБ 1.19.11 Там было много и других святых полубогов, царей и особого рода правителей, называемых арунадаями [особый разряд раджарши] из различных династий мудрецов. Когда все они собрались вместе, чтобы встретиться с императором [Парикшитом], он принял их как положено и поклонился до земли.
ШБ 1.19.12 После того как риши и другие удобно уселись, царь, смиренно стоя перед ними со сложенными ладонями, рассказал о своем решении поститься до прихода смерти.
ШБ 1.19.13 Удачливый царь сказал: Из всех царей, умеющих добиваться благосклонности великих душ, я — самый благодарный. Обычно вы [мудрецы] считаете правителей мусором, который нужно выбрасывать как можно дальше.
ШБ 1.19.14 Господь, Верховная Личность, правитель и трансцендентного, и материального миров, милостиво одолел меня в форме проклятия брахмана. Я был слишком привязан к семейной жизни, и потому Господь, чтобы спасти меня, пришел ко мне в таком облике, что только от одного страха я отрешусь от мира.
ШБ 1.19.15 О брахманы, считайте меня полностью предавшейся душой, и пусть Мать-Ганга, представляющая Господа, так же относится ко мне, ибо я уже поместил лотосные стопы Господа в своем сердце. Пусть летучий змей или любое другое магическое творение — что бы там ни создал брахман — сейчас же ужалит меня. Единственное, чего я хочу, — чтобы вы все продолжали воспевать деяния Господа Вишну.
ШБ 1.19.16 Вновь выражая почтение всем вам, о брахманы, я молюсь о том, что если мне будет суждено снова родиться в материальном мире, то я хотел бы быть безраздельно привязанным к безграничному Господу Кришне, общению с Его преданными и находиться в дружеских отношениях со всеми живыми существами.
ШБ 1.19.17 Сохраняя полное самообладание, Махараджа Парикшит сел на подстилку из травы, корни которой были обращены к востоку. Он расположился на южном берегу Ганги лицом к северу. Незадолго до этого он вручил бразды правления царством своему сыну.
ШБ 1.19.18 Итак, царь Махараджа Парикшит сел, чтобы поститься до прихода смерти. Все полубоги с высших планет восславили действия царя и в радости осыпали землю цветами и ударили в небесные барабаны.
ШБ 1.19.19 Все великие мудрецы, собравшиеся там, восторженно приняли решение Махараджи Парикшита и выразили свое одобрение словами: «Очень хорошо!». Мудрецы по своей природе склонны делать добро простым людям, поскольку обладают теми же силами, что и Верховный Господь. Поэтому им доставляло огромное удовольствие видеть Махараджу Парикшита, преданного Господа, и они сказали ему следующее.
ШБ 1.19.20 [Мудрецы сказали:] О главный среди святых царей династии Панду, строго следующих Самому Господу Шри Кришне! Нет ничего удивительного, что ты отказываешься от своего трона, украшенного шлемами многих царей, ради того, чтобы обрести возможность вечно общаться с Личностью Бога.
ШБ 1.19.21 Мы будем ждать здесь, пока самый выдающийся преданный Господа, Махараджа Парикшит, не вернется на верховную планету, совершенно свободную от всех видов материальной скверны и скорби.
ШБ 1.19.22 Будучи совершенной истиной, все сказанное великими мудрецами радовало слух, было исполнено глубокого смысла и должным образом выражено. Поэтому, выслушав их, Махараджа Парикшит, желая услышать повествования о деяниях Господа Шри Кришны, Личности Бога, обратился к великим мудрецам с приветствием.
ШБ 1.19.23 Царь сказал: О великие мудрецы, вы все милостиво собрались сюда со всех концов вселенной. Все вы практически равны олицетворению верховного знания, которое обитает на планете, находящейся выше трех миров [Сатьялоке]. Поэтому вы по природе склонны делать добро другим, и, кроме этого, у вас нет иной цели ни в этой жизни, ни в следующей.
ШБ 1.19.24 О заслуживающие доверия брахманы, теперь я хочу спросить вас о моем прямом долге. Пожалуйста, подумайте как следует и скажите мне, в чем, независимо от обстоятельств, состоит безупречный долг каждого, а особенно тех, кто стоит на пороге смерти.
ШБ 1.19.25 В этот момент там появился могущественный сын Вьясадевы, который путешествовал по Земле, безразличный ко всему и самоудовлетворенный. Он не проявлял никаких признаков принадлежности к какому-либо социальному укладу или статусу. Его окружали женщины и дети, и одет он был так, как будто никто не обращал на него внимания.
ШБ 1.19.26 Сыну Вьясадевы было всего шестнадцать лет. Его ноги, руки, ладони, бедра, плечи, лоб и другие части тела имели совершенную форму. У него были прекрасные большие глаза, а нос и уши были расположены высоко. Черты его лица были очень привлекательны, а шея своей прекрасной формой напоминала раковину.
ШБ 1.19.27 Его ключицы были покрыты мышцами, грудь была широкой и выпуклой, пупок глубоким, а живот пересекали прекрасные линии. Его руки были длинными, и вьющиеся волосы обрамляли его прекрасное лицо. Он был обнажен, и цветом тела напоминал Господа Кришну.
ШБ 1.19.28 Цвет его кожи был темен, а сам он был прекрасен юношеской красотой. Совершенство его тела и обаятельная улыбка привлекали к нему женщин. Хотя он и старался скрыть свое естественное величие, великие мудрецы, собравшиеся там, были искушены в физиономистике и потому почтили его, поднявшись со своих мест.
ШБ 1.19.29 Махараджа Парикшит, которого знали также под именем Вишнурата [«тот, кто всегда находится под защитой Вишну»], склонил голову, приветствуя главного гостя — Шукадеву Госвами. Тогда невежественные женщины и дети отстали от Шрилы Шукадевы. Все выразили ему свое почтение, и Шукадева Госвами занял почетное место на возвышении.
ШБ 1.19.30 Шукадеву Госвами окружили святые мудрецы и полубоги, подобно тому как луну окружают звезды, планеты и другие небесные тела. Он выглядел великолепно, и все были преисполнены уважения к нему.
ШБ 1.19.31 Мудрец Шри Шукадева Госвами в полном спокойствии занял свое место. Он был разумен и готов без промедлений ответить на любые вопросы. Великий преданный Махараджа Парикшит приблизился к нему, выразил свое почтение, склонившись перед ним, и, сложив ладони, вежливо обратился к нему с приятными словами.
ШБ 1.19.32 Удачливый царь Парикшит сказал: О брахман, только по своей милости ты освятил нас, превратив в места паломничества, и ты сделал это одним своим присутствием, придя сюда как мой гость. По твоей милости мы, недостойные правители, обрели право служить преданному.
ШБ 1.19.33 Наши дома мгновенно освящаются, даже если мы просто вспоминаем тебя, и тем более, если мы созерцаем тебя, прикасаемся к тебе, омываем твои святые стопы и предлагаем тебе место в нашем доме.
ШБ 1.19.34 О святой! О великий мистик! Как атеист не может находиться в присутствии Личности Бога, так одного твоего присутствия достаточно, чтобы немедленно уничтожить все неодолимые грехи человека.
ШБ 1.19.35 Только чтобы доставить удовольствие Своим великим двоюродным братьям, Господь Кришна, Личность Бога, который очень дорог сынам царя Панду, отнесся ко мне так, как будто я — один из них.
ШБ 1.19.36 Разве иначе [не вдохновленный Господом Кришной] ты мог бы по своей воле появиться здесь, ты, кто странствует повсюду, неузнанный простыми людьми и недоступный моему взору, взору человека, находящегося на грани смерти?
ШБ 1.19.37 Ты духовный учитель великих святых и преданных. Поэтому я умоляю тебя: укажи путь, который может привести к совершенству каждого, а особенно тех, кто стоит на пороге смерти.
ШБ 1.19.38 Открой мне, пожалуйста, что человек должен слушать, воспевать, вспоминать и кому поклоняться, а также чего ему не следует делать. Пожалуйста, объясни мне все это.
ШБ 1.19.39 О могущественный брахман, говорят, что ты останавливаешься в домах людей на время, которого едва хватало на то, чтобы подоить корову.
ШБ 1.19.40 Шри Сута Госвами сказал: Так, подбирая приятные слова, царь обратился к мудрецу с вопросом. Выслушав его, этот великий и могущественный человек, сын Вьясадевы, которому были ведомы принципы религии, стал отвечать.